Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

сenter> 1       ок. 324
  Константин
  становится
  императором
  Византии
2       ок.614   Персы
  завоевывают
  Иерусалим
  
3       ок. 638
  Мусульмане
  завоевывают
  Иерусалим
  
4        1099
  Крестоносцы
  завоевывают
   Иерусалим
  
5       1167
  Саладин
  завоевывает
   Иерусалим
  
6       1260
  Мамлюки
  завоевывают
  Иерусалим
  
7       1517 г
  Турки османы
  завоевывают
  Иерусалим
  

Кто бы мог подумать! Это совершенно другое место: евреев сюда не пускают, в городе полно языческих храмов и статуй римских императоров и их богов. Ни один человек, видевший старый Иерусалим, не поверил бы своим глазам.

Завоевав город, римляне распахали большую его часть, чтобы не осталось и следа евреев, которые жили здесь раньше. Возвышаться над землей они позволили только трем башням - знаменитым башням Ирода у западного въезда в город, - чтобы разместить в них десятый легион Я то, конечно, хорошо знаю эти башни. Когда часами ходишь и ходишь вокруг стен, то и башни заметишь, надо думать. Но потом не стало стен. Эти три массивные каменные башни - одно-единственное свидетельство того, что когда-то тут был большой город и что он разрушен: нечто вроде символа признания могущества Рима Мне то кажется, что римляне оставили эти три башни из тщеславия, но победители могут себе это позволить.

Потом явился Адриан и решил сделать из Иерусалима языческий город и перестроить его, а евреи, вероятно, подумали, что римляне собираются отстроить старый еврейский город, Храм и все такое. Между нами говоря, думать, что римляне отстроят еврейскую столицу и Храм всего через шестьдесят лет после того, как с таким трудом все это разрушили, довольно-таки наивно. Но это же евреи!

Умный народ, конечно. Но слушаются-то они не ума своего, а сердца. И, конечно, сразу же становится известно, что евреи опять сражаются против Рима. Ну, ясное дело, ничего из этого мятежа не вышло. И вот теперь евреи залечивают свои раны, а римляне строят свой языческий город. Могу побиться об заклад, что Иерусалим уже никогда не станет еврейским. Чем тратить время, горюя об этой своей столице, лучше бы они подыскали для себя какую-нибудь другую.

ВИЗАНТИЙСКИЙ ПЕРИОД (324-638 гг. н.э.)

Почти двести лет Иерусалим оставался языческим городом. На его развалинах римский император Адриан построил римскую колонию под названием Элия Капитолина памятник себе и своим богам. Не в самой Римской империи начались перемены, оказавшие большое влияние на историю еврейского народа.

В конце третьего века нашей эры в Римской империи установилась новая традиция - назначать двух императоров западного, правившего из Рима, и восточного, правившего из города Византия (нынешний Стамбул) в Малой Азии. В 324 г император западной Римской империи Константин завоевал восточную часть Римской империи и перевел свой двор в Византию, которую с тех пор стали называть Константинополем. Константин принял христианство. До этого христианская религия преследовалась, но со времен Константина она была признана одной из официальных, а потом и единственной официальной религией во всей Римской империи.

Византийская империя в 324-638 гг. н. э.

В 325 г Константин созвал первый, Никейский, собор деятелей христианской церкви, чтобы решить вопросы христианской догматики. На этом соборе иерусалимский епископ Макарий выступил со страстным призывом восстановить священные для христиан места в Святой Земле. Константин отнесся к нему сочувственно, и в следующем году его мать Елена, верующая христианка, посетила Иерусалим и стала восстанавливать и расчищать места, связанные с жизнью Иисуса. Около двухсот лет храм римской богини Венеры стоял на том месте, где, по преданию, умер Иисус. По приказу Елены римский храм был разрушен. Под ним был обнаружен склеп, а в нем - кусочки дерева, которые были сочтены остатками креста, на котором был распят Иисус. Константин немедленно отдал приказ выстроить на этом месте несколько строений Позднее эти здания, в том числе базилика Константина на горе Голгофа (считающейся местом распятия) и ротонда, в которой находится гробница Христа, были объединены под одной крышей.

Несколько лет спустя Иерусалим стал христианским городом.

КРУПНЫМ ПЛАНОМ (около 400 г)

В Иерусалиме лето. Мужчина и две женщины идут по центру города. Обе женщины - среднего возраста, но даже в своей простой одежде, без румян и украшений, они кажутся моложе - может быть потому, что их лица излучают покой. Их спутник выглядит старше - его обветренное лицо жестко и сурово, словно он постоянно сердится. Все трое приехали из Рима всего несколько лет тому назад. Приехали, чтобы начать новую жизнь в монастырской общине Бейт Лехема. Одна из женщин, Паула, отдала свое состояние, чтобы основать эту общину. Мужчина, Иероним, считающийся одним из величайших христианских ученых, - духовный руководитель общины. После бурной и полной событий жизни он явился сюда, чтобы провести остаток своих дней в Палестине - в надежде обрести покой в душе и мыслях.

Все трое вышли из огромного здания, господствующего над главной улицей Иерусалима. Это церковь, одна из многих, построенных здесь за то время, что сменились два последних поколения, - с тех самых пор, когда император Константин сделал христианство официальной религией Римской империи и стал обустраивать Иерусалим как главный религиозный центр. Эта церковь - самая роскошная в империи, она была возведена там, где, согласно христианским верованиям, совершилось распятие и погребение Иисуса. Это здание великолепно и снаружи и внутри Паломники и гости Иерусалима сразу же приходят сюда, чтобы совершить молитву и полюбоваться его красотой.

Но люди, о которых мы говорим, пришли сюда не для того, чтобы посетить эту церковь. Они спешат вниз по улице, на ходу приветствуя кивком головы других путников и обитателей города, попадающихся им на пути Иерусалим заполнен паломниками и учреждениями, их обслуживающими. Наши путники спешат поскорее добраться до места назначения. Они пришли из Бейт Лехема, чтобы увидеть наглядное доказательство победы своей веры. Им надо поторапливаться: слишком много времени они потратили на молитву, а путь по запруженным толпой улицам оказался длинней, чем они рассчитывали. Если< прибавить шагу, то они придут вовремя. И им приходится продираться через толпу людей, многие из которых идут в том же направлении - к Храмовой горе. То, что было когда-то центром Иерусалима, стало пустыней. Духовный центр Иерусалима превратился просто в центр города. Когда-то Храмовая гора была видна почти из любой части города. Новые дороги проложены мимо нее, и новые здания заслонили ее. Храмовая гора безжизненна, и это дает христианам ощущение превосходства. Кажется, что Бог разорвал свой завет с евреями и заключил новый завет с христианами. И каждый раз, когда христианин бросает взгляд на безмолвную хмурую громаду на краю города, он утверждается в этом мнении.

Однако сегодня на Храмовой горе полно народу. Наши путешественники, карабкаясь по каменистым склонам, видят перед собой толпу. В центре ее - евреи. Им разрешено появляться в Иерусалиме только один раз в году, в девятый день их месяца Ав - в день, когда они плачут о разрушении Храма. В этот день они имеют право собираться на развалинах своей древней< святыни и оплакивать свою судьбу. Именно поэтому сегодня они собрались вокруг громадного камня, которым отмечено их несчастье и унижение. Евреи одеты в рубище и босы. Многие посыпают головы пеплом. Все плачут.

Вокруг них собирается толпа христиан. Многие кричат на евреев. Как же могут они не понимать своего положения? Как они не видят, на ком сегодня сияет Божья благодать? Неужели не ясно, что они, евреи, отвергнуты Господом?

Иероним отходит от своих спутниц. Он никогда не отличался сдержанностью. И теперь он выступает вперед и начинает теребить евреев (не буквально, конечно, а своими доводами). Иероним - сила, с которой надо считаться. Он, вероятно, единственный христианин в толпе, который может спорить с евреями на их собственном языке: он перевел на латынь большие куски еврейского Святого Писания. Евреи знают Иеронима и, похоже, ожидали его нападения, они с недоверием относятся и к нему, и к тем кругам, которые он представляет. Эта драма повторяется каждый год. Каждый год Иероним покидает свою монастырскую келью и приходит сюда убеждать евреев в том, что они не правы. Каждый год они остаются при своих взглядах, а он становится все более раздражительным.

При племяннике Константина, Юлиане, евреи получили короткую передышку. Насильно воспитанный в христианской вере, Юлиан, став императором, сделался злейшим врагом церкви и отказался признать христианство официальной религией Римской империи. Проводя свою антихристианскую политику, Юлиан проявил благосклонность к евреям, и в 363 году приказал начать работы по восстановлению Храма. Через несколько месяцев после этого произошло землетрясение, в результате которого все заготовленные материалы погибли. Позднее Юлиан был убит, и работы по восстановлению Храма так и не начались.

Положение евреев в Иерусалиме улучшилось лишь в 439 г. Императрица Евдокия, покинутая жена императора Феодосия II (408-450), начала проявлять к городу особый интерес, построила новую стену, стала поощрять строительство в Иерусалиме и даже сама переехала туда в 442 году. Чтобы увеличить население города, она попросила своего мужа разрешить евреям создать в Иерусалиме постоянную общину, и ее просьба была удовлетворена.

В течение почти всего христианского периода своей истории (так называемый византийский период, по названию Византии столицы Восточно-Римской, или Византийской, империи) Иерусалим был городом, производящим сильное впечатление. Император Юстиниан (527-565) обновил многие городские церкви и построил великолепную новую базилику Неа ("Новая") - в то время самую большую церковь в мире. Северные ворота города, находившиеся на месте нынешних Дамасских ворот, были перестроены и выходили на круглую площадь, в середине которой возвышалась огромная колонна. И хотя колонны больше нет, арабы все еще называют Дамасские ворота Баб аль амуд (амуд - "колонна"), что значит "Ворота колонны".

Иерусалим был лакомым куском для каждой из империй, которые возникали и рушились в этом регионе. Между 614 и 638 гг., менее чем за двадцать пять лет, Иерусалим четыре раза переходил из рук в руки, и при этом каждый раз резко менялась участь его еврейского населения. В 6l4 г. Иерусалим отвоевали у Византии персы. Евреи с жаром приветствовали завоевателей, надеясь, что их права будут восстановлены. И правда, на короткое время персы назначили губернатором города еврея. Местным христианам под персами пришлось несладко: многие были перебиты, церкви разрушены, патриарх выслан, древние реликвии были конфискованы. Однако через несколько лет персы стали относиться к христианам мягче и даже заменили еврея-губернатора христианином. Но византийский император Гераклий не захотел примириться с утратой Иерусалима для христианского мира и обратил всю мощь своей империи на завоевание города. Ему это удалось в 629 г., но ценой огромных потерь - и для византийцев и для персов. По мнению многих историков, ослабление обеих держав региона создало вакуум, который довольно скоро заполнила новая поднимающаяся сила - арабы-мусульмане.

Иллюстрированная карта ИерусалимаVII века

АРАБСКИЙ ГОРОД (638-1099)

В Аравии зародилась влиятельная монотеистическая религия, основателем которой стал Магомет. Сторонники Магомета считали его последним истинным пророком, прямым посланцем Бога. Родился он в Мекке (теперь - Саудовская Аравия) . В возрасте сорока лет Магомет имел видение, в котором Бог призвал его учить мир новой религии. Вскоре Магомет собрал вокруг себя такое множество последователей, что правившая в Мекке династия восприняла это как угрозу своей власти. В 622 г., когда его жизни стала угрожать опасность, Магомет бежал из Мекки в город Ятриб (Медина), где был принят как пророк. Бегство Магомета в Медину (по-арабски Бежира) считается у арабов началом новой эры - мусульманский календарь начинается с бегства Магомета. Восемь лет спустя, в 630 году, Магомет привел своих последователей обратно в Мекку, и по прошествии двух лет после его смерти весь Аравийский полуостров был обращен в ислам.

В последующие годы преемники Магомета (калифы) стали завоевывать и обращать в ислам население близлежащих земель. В 634 году калиф Омар вошел в Палестину и через три года осадил Иерусалим. Не дождавшись помощи, христианский патриарх Софроний весной 638 года сдал город/ Омар был великодушным завоевателем хоть он и наложил особый налог на немусульманских обитателей Иерусалима, их жизнь была сохранена и их святыни охранялись.

Существует много рассказов о посещении Омаром Иерусалима и версий, почему он решил очистить Храмовую гору и построить там новую усыпальницу. Усыпальница Омара, где был похоронен один из его наследников, стала впоследствии называться мечетью Аль-Акса:

 

 

Мы вошли в Святой город. И патриарх повел нас в церковь, которая называется Кумама, и сказал он: "Это мечеть Давидова". И Омар посмотрел вокруг, подумал и потом ответил патриарху: "Ты солгал, потому что описывали мне мечеть Давида, и по описанию это - не она".

И навоз, который накопился вокруг благородного Святилища, лежал на ступеньках этих ворот и даже вываливался на улицу, на которую открывались ворота, и его собралось так много на ступеньках, что он почти достигал верха подворотни. Патриарх сказал Омару: "Войти невозможно, разве только на четвереньках". Омар сказал: "Пусть на четвереньках". Тогда патриарх стал на четвереньки впереди Омара, и все мы поползли вслед за ним, пока он не вывел нас во двор благородного Святилища Святого города.

Затем мы поднялись с колен и стояли. И Омар глядел вокруг и думал долго. Потом он сказал: "Клянусь тем, в чьих руках моя душа. Это то место, которое описано посланником Аллаха".

Д.Силк (изд.). Возвращения. Иерусалимская антология

 

 

При мусульманах Иерусалим стал называться Аль-Кудс, Святой, - место, с которого, как считается, Магомет вознесся на небо, чтобы получить Коран. Вместе с Меккой и Мединой Иерусалим стал одним из трех святых городов ислама.

 

 

Хвала Тому, Кто перенес ночью своего раба из святого храма в храм удаленный, вокруг которого Мы благословили, чтобы показать ему несколько наших чудесных знамений. Он - Тот, кто сильный, Тот, кто видит.

Коран, Сура 17

 

 

Купол над скалой (Мечеть Омара)

"Святой храм" - Кааба в Мекке; "Храм удаленный" - Иерусалим.

Хотя Омар и готов был позволить евреям вернуться в Иерусалим (они были выселены оттуда Гераклием, когда он отвоевал город у персов), по настоянию Софрония их количество было ограничено 70 семействами. Евреи поселились в районе, прилегающем к Западной стене, - это была часть массивной каменной подпорки, поддерживающей плато, на котором когда-то стоял Храм Ирода. Евреи верили, что эта стена единственное, что осталось от Храма после того, как в 70 году римляне разрушили его.

Империя Омейядов, 661-750 гг. н.э.

К 660 году исламский мир включал в себя весь Аравийский полуостров, Египет, Палестину, Сирию, Персию и Афганистан. Однако в 661 году, после смерти четвертого калифа, Али, огромная империя раскололась. Причиной тому были несколько соперничающих династий, каждая из которых заявляла свои права на калифат. Одна из них, династия Омейядов, делала все возможное, чтобы поднять репутацию Иерусалима как третьего священного для ислама города. Так, основатель династии, Муавия, объявил себя калифом в Иерусалиме и усилил значение Омаровой мечети Аль-Акса на южной стороне Храмовой горы. Его преемник, Абд-эль-Малик, построил монументальную, увенчанную золотым куполом мечеть (Купол над скалой) в центре Храмовой горы, где когда-то стояли и Первый, и Второй Храмы. Географ Х века, Мукадасси, посетивший Иерусалим, так описывает это здание

 

 

На заре, когда солнечный свет впервые озаряет его и купол ловит солнечные лучи, здание это становится чудом, подобного которому я не видел во всем исламском мире и не слышал, чтобы в языческие времена было создано что-нибудь равное по красоте этому Куполу на скале.

Ф.И.Питерс, Иерусалим

 

 

По плану Омейядов, Иерусалим должен был превратиться в мусульманский центр паломничества, равный Мекке. Однако их политическая столица находилась в Дамаске, поэтому не Иерусалим, а город Рамле был избран центром региона. Большинство жителей Иерусалима по-прежнему составляли христиане, и его значение для мусульманской религии никогда не сравнялось со значимостью арабских городов - Мекки и Медины. В 750 г, когда пала династия Омейядов, Иерусалим пострадал от политических бурь, а землетрясение повредило Купол над скалой.

В 750 г новая исламская династия - Аббасиды - сменила Омейядов. Хотя их столицей был Багдад, первые калифы - Аббасиды - продолжали посещать Иерусалим и поддерживать его мусульманские институции. Однако Иерусалим был разрушен землетрясением и измучен политическими беспорядками, в результате чего Аббасиды потеряли к нему всякий интерес. В 878 г Иерусалим был аннексирован египетской соперничающей династией Фатимидов.

При мусульманском правлении противоречия между тремя религиозными общинами обострились. Мусульмане регулярно нападали на христиан, а евреи, страдавшие от жестоких законов и непосильных налогов, были не в состоянии содержать себя ремеслами, торговлей или переписыванием священных книг и сумели выжить

лишь благодаря средствам, собираемым для них в общинах диаспоры. Им все еще было запрещено ходить на Храмовую гору, и для молитвы они собирались на склонах Масличной горы.

Несмотря на свой статус, евреи сами были раздираемы религиозными распрями. Так, в конце девятого века еврейская община Иерусалима приняла в свой состав группу караимов. Караимы отвергали Устное Учение и стояли за буквальное понимание законов Торы. Таким образом, караимы отвергали все историческое развитие еврейской мысли и традиции.

Караимы появились как подобщина большой еврейской общины в Вавилоне. Некоторые ее члены перебрались в Иерусалим, и очень скоро им удалось привлечь на свою сторону последователей из местного еврейского населения. Караимская община под названием Авелей Цион ("Плакальщики Сиона") выросла и стала центром караимского толкования Библии. Члены основной еврейской общины следовали раввинистической традиции и, чтобы подчеркнуть свое отличие от караимов, называли себя раввинистами.

Напряженность, существовавшая в иерусалимской еврейской общине, ярко описана в рекомендательном письме, которым были снабжены посланцы общины, направленные в диаспору для собирания денег:

 

 

Привет вам из верующей страны, из вечного города, и от начальников его сионских ешив, из города, где заседали члены Санэдрина, имея перед собой учеников из города, который теперь овдовел, осиротел, опустел и обеднел, ибо мало в нем ученых. Появилось множество конкурентов и мятежников (караимы), и все-таки он жаждет наступления дня, когда Господь Всемилостивый спасет нас.

Мы, раввинистическая община, несчастная горстка живущих поблизости от места, где был Храм, с грустью должны рассказать вам о том, что нас постоянно досаждают чужаки, которые топчут землю Храма. Единственным нашим утешением будет день, когда нам снова разрешат свободно ходить у его ворот и пасть ниц в молитве за полное освобождение Иерусалима и восстановление его Храма. Есть синагога на Масличной горе, в которой собираются наши братья-евреи в месяц Тишрей. Там они плачут на ее камнях, катаются в ее пыли, окружают ее стены и молятся.

Богу угодно было, чтобы мы нашли милость у наших правителей-ишмаэльтян. Когда они вторглись и отвоевали Палестину у эдомитов (византийцев), арабы пришли в Иерусалим, и некоторые евреи показали им место, где был Храм. Эта группа евреев с тех пор жила там. Эти евреи обязались содержать это место в чистоте, за что им была дана привилегия молиться у тамошних ворот. Тогда же они купили и Масличную гору, где мы отмечаем наши праздники, глядя на место Господнего Храма, особенно в последний день праздника Суккот.

Мы призываем благословение Господне на всех живущих в Израиле, где бы они ни жили. Каждый, кто помнит Иерусалим, получит свою долю в его радости. Каждый может участвовать в ней, поддерживая жителей Иерусалима. Жизнь здесь крайне тяжела, еды мало, возможности работы очень ограниченны. И еще наши злые соседи взимают с нас непомерные налоги и всякую другую мзду. А если мы не будем им платить, мы будем лишены права молиться на Масличной горе. Эти нестерпимые налоги и обязательные частые поборы вынуждают нас брать в долг деньги под большие проценты, чтобы спастись от тюрьмы или изгнания.

Помогите нам, спасите нас, выкупите нас. Это и для вас будет хорошо, потому что мы молимся за ваше благополучие.

А.Хольц. Святой город. Евреи в Иерусалиме

 

 

В сущности, положение евреев при Фатимидах не всегда было таким тяжелым. Притеснение иерусалимских евреев было несколько ослаблено благодаря заступничеству главы еврейской общины Египта, рава Палтиеля, имевшего доступ ко двору калифа Аль-Муисса (953-975).

Но этот спокойный для иерусалимских евреев период сменился периодом трудностей при калифе аль-Хакиме (996-1021), когда борьба за власть над регионом между Фатимидами и местными бедуинами повлекла за собой преследования и евреев, и христиан. В 1009 г аль Хаким приказал разрушить все иерусалимские церкви.

В середине одиннадцатого века мощь Византийской империи вынудила калифов мягче относиться к иерусалимским христианам. Многим христианам, насильно обращенным в мусульманство во время халифата аль-Хакима, было разрешено возвратиться к своей вере, увеличилось и количество паломников с Запада.

ПЕРИОД КРЕСТОНОСЦЕВ (1099-1187)

В 1071 году турки сельджуки захватили большие участки Византийской империи, включая Палестину, и стали даже угрожать Константинополю - воротам христианской Европы. Под турками христиане, жители Иерусалима, опять стали терпеть жестокие притеснения: церкви снова были осквернены, а посещение христианских святых мест было запрещено.

     

Вильям из Тира, рыцарь, участвовавший в Первом крестовом походе, размышляет над участью иерусалимских христиан под властью мусульман:

"С этого времени положение христиан в Иерусалиме резко ухудшилось - не только из-за горести по поводу разрушения Церкви святого воскресения, но и из-за обрушившихся на них непомерных тягот. В отличие от принятых обычаев и привилегий, дарованных их прежними правителями, нынешние наложили на них огромные налоги и денежные повинности. Кроме того, им было запрещено соблюдать свои религиозные обряды, против чего прежде не возражали никакие правители, ни тайно, ни явно. Чем торжественнее был день, тем строже им запрещалось выходить из дому. Они не смели показываться на людях.

490 лет эти богобоязненные люди терпели жестокое рабство и смиренно страдали, плача, стеная и вздыхая, в постоянных молитвах они взывали к Богу, чтобы Он пощадил их теперь, когда они исправили свои грехи, и в великом милосердии своем отвернул от них источник гнева Своего. И наконец Господь воззрил на них с преславного престола Своего, сжалился над ними и, чтобы прекратить их муки, в отеческой заботе своей решил сделать для них то, о чему они просили".

Вильям из Тира, История деяний, содеянных за морем

   

В это же время была нарушена, как казалось, стабильность самой христианской Европы. Турки-сельджуки были под стенами Константинополя. Быстрый прирост населения вынуждал правителей искать новые места для расселения людей. В 1095 г папа Урбан II обратился с речью к толпе, собравшейся в Клермон-Ферране (Франция), предлагая свое решение наболевших религиозных и социальных вопросов. Он призвал властителей европейских государств объединить свои армии и освободить Иерусалим от мусульман.

 

 

Итак, на кого же ложится обязанность отомстить за все зло и отобрать земли эти (утраченные византийскими христианами), как не на вас? На вас, кого Господь, из всех наций, благословил воинской славой, великой храбростью, телесной силой, достаточной, чтобы покрыть стыдом волосатые головы тех, кто будет вам сопротивляться.

Иерусалим - пуп земли, самая плодородная земля, второй рай. Царский город, который есть центр мира, сейчас взят в плен врагами его, подчинен теми, кто не знает Бога, покорен язычниками. И потому этот город желает и взыскует освобождения и непрестанно просит вас о помощи. И потому предпримите путешествие ради отпущения грехов ваших и вечной славы в царствии небесном.

А.С.Крей, Первый крестовый поход. Свидетельства очевидцев и участников

 

 

Так начался Первый крестовый поход.

В 1099 году крестоносцы начали штурм Иерусалима Жители, мусульмане и евреи, объединились для защиты города от христианских армий, но их усилия не увенчались успехом. После пятинедельной осады Иерусалим пал, все нехристианские обитатели города были перебиты или проданы в рабство в Европу Вильям из Тира, участвовавший в штурме Иерусалима, так описал падение города:

 

 

Нельзя было смотреть без ужаса на огромное количество убитых. Куски человеческих тел были разбросаны повсюду, самая земля была залита кровью убитых. Но ужас вызывало не только зрелище обезглавленных тел и разбросанных повсюду человеческих конечностей. Еще страшнее было смотреть на самих победителей, с которых буквально стекала кровь. Они вызывали ужас у каждого, взглянувшего на них. Говорят, что только в ограде Храма погибло 10 тысяч неверных, в добавление к тем убитым, чьими телами были устланы улицы и площади города и которых, как считают, было не меньше.

Солдаты рыскали по городу в поисках несчастных, оставшихся в живых, которые пытались спастись в узких переулках и подворотнях. Их вытаскивали на всеобщее обозрение и резали, как баранов.

Другие солдаты соединялись в банды, врывались в дома, набрасывались на всех мужчин, женщин, детей, домочадцев - и или убивали их мечами, или сбрасывали вниз с высоты, где они погибали жалкой смертью. И каждый мародер объявлял опустевший таким образом дом и все, что в доме было, своей собственностью. Ибо еще перед взятием города крестоносцы договорились, что, если город будет взят силой, то неотъемлемой собственностью каждого из них станет то, что он успеет захватить.

Поэтому крестоносцы тщательнейшим образом обшаривали город и жестоко истребляли жителей. Они проникали в самые укромные, самые отдаленные места и врывались в частные дома, принадлежавшие врагам. И у входа в каждый занятый таким образом дом победитель вешал свой щит и оружие в знак того, что каждый, кто приблизится, не смеет войти в дом, ибо он уже перешел к новому владельцу.

Пятно, наложенное на все христианство столетиями унижений под игом мусульман, был теперь смыто, и наступило время возблагодарить за это Господа.

Здесь полководцев встретило духовенство и христиане - граждане Иерусалима. Эти христиане, которые столько лет гнулись под ярмом незаслуженного рабства, спешили выразить свою благодарность Спасителю за возвращенную им свободу. Держа в руках кресты и реликвии святых, они шли впереди с пением гимнов и священных псалмов.

Выразив свое преклонение перед Господом, крестоносцы решили тщательно вычистить город и сделать его достойным Господа.

Военачальники сочли необходимым в первую очередь вычистить город и особенно район Храма, чтобы из-за зараженного трупными испарениями воздуха не началась чума или другая эпидемия.

Те, кто взяли на себя очистку города, проявили большую расторопность и рвение в этой работе. Часть тел была сожжена, часть погребена с быстротой, которой требовали обстоятельства. Очень скоро, через несколько дней, все было закончено, и город стал таким же чистым, как прежде. Тогда люди без опаски пошли к святым местам и уже могли полностью наслаждаться приятными беседами друг с другом на улицах и площадях города.

Е.А.Бэбкок и А.С.Крэй, Вильям из Тира "История деяний, содеянных за морем"

 

 

Иерусалим под властью крестоносцев 1099-1187

Печать Королевства крестоносцев в Иерусалиме.
Надпись по краям: "Город Царя Царей"

Иерусалим стал центром Латинской империи крестоносцев. Он был заселен христианами из Трансиордании, и в нем разместилось правительство и церковные учреждения. В цитадели у Западных (Яффских) ворот помещался королевский гарнизон, армейские зернохранилища и таможенная администрация. На месте дворца Ирода был возведен королевский дворец, а дворец Патриарха был построен рядом с Церковью гроба Господня. В мечети Аль-Акса, которую крестоносцы называли Соломоновым Храмом, поселились храмовники (тамплиеры) - члены рыцарского ордена, ответственного за безопасность паломников, а германские госпитальеры (рыцарский орден, обеспечивающий паломников медицинской и социальной помощью) разместились близ Западной стены, где сейчас находится еврейский квартал.

Крестоносцы превратили мечети в церкви и отремонтировали Церковь гроба Господня. Было построено множество новых церквей, многие старые (такие, как церковь на горе Сион) были отреставрированы. Десятки тысяч христианских паломников прибывали ежегодно в Иерусалим. Можно считать, что в этот период родилась современная традиция христианского паломничества пройти по местам, связанным с жизнью Иисуса, и молиться в церквах, построенных для поминовения последних часов его жизни, когда он нес свой крест по Виа Долороза ("Дороге страданий").

Большинство крестоносцев - жителей Иерусалима, города XII века, были европейскими католиками, в основном французского происхождения. Были и христиане других толков - сирийцы из Сирии, якобиты из Ирака, копты из Египта Французский язык был разговорным, а также и официальным языком Латинского королевства. Самые разные по происхождению люди организовывались в этнические или языковые общины вокруг церквей и гостиниц. В течение многих лет мусульманам и евреям было запрещено жить в городе, хотя в рассказах путешественников периода крестоносцев упоминается о горстке евреев, живших и работавших неподалеку от Яффских ворот.

     

Перед отъездом в Страну Израиля Иеуда а-Леви, еврейский ученый и поэт, живший в мусульманской Испании в конце одиннадцатого - начале двенадцатого века, написал ряд стихов, описывающих его чувства к Стране, которую ему предстояло увидеть.

Сердце мое - на востоке, а сам на западе я.
Нет вкуса у пищи моей, нет сладости у питья.
Смогу ли исполнить клятвы, если в ярме Сион
И сам я раб у арабов, на привязи - для битья?
Что мне дары Испании! Легко я забуду их,
Лишь только Святыню во мраке
Успею увидеть я. Недвижно стоять готов, застыв у могил отцов,
В Хевроне, главу склонив у славных гробниц твоих.
Пройти каждый лес и сад, взойти на седой Гилад,
Увидеть заречья даль, до гор у границ твоих.
И пусть даже бос и гол до тех бы краев дошел,
Где Храма развалины пусты средь пустынь твоих.
И мах херувимских крыл навек от очей укрыл
Ковчег со скрижалями, Святыню святынь твоих.

Перевод Александра Воловика

   

ВОЗВРАЩЕНИЕ МУСУЛЬМАН

Мусульманский мир объявил войну крестоносцам. В 1187 г. Саладин (Салах ад-Дин), султан Египта и Сирии и глава айюбидской династии, осадил Иерусалим. И снова Иерусалим сдался превосходящим силам. Сцена эта так описана мусульманским фанатиком:

 

 

На вершине Купола над скалой был большой позолоченный крест. Когда в пятницу мусульмане вошли в город, некоторые из них вскарабкались на самый купол, чтобы этот крест снять. Когда они добрались до верха, громкий радостный крик огласил весь город и раздался за его стенами: мусульмане кричали "Аллах акбар! (велик аллах!)" - от радости, а франки стонали от ужаса и горя.

Царила великая радость от одержанной победы, и слова молитвы были у всех на устах. Султан дал аудиенцию, чтобы принять поздравления, и принял главных эмиров и сановников, суфиев и ученых. Он был скромен и величествен, когда сидел среди законников, ученых и своих благочестивых придворных. Лицо его сияло радостью. Двери его были широко раскрыты, демонстрируя всеобъемлющее благоволение. Доступ к нему был свободный, слова его были услышаны, деяния были успешны, ковер перед ним целовали, лик его ослеплял, ароматы, окружавшие его, были сладки, любовь его обнимала всех, власть внушала робость. Его город сиял светом, его особа излучала ласку, рука его радостно изливала воду благодеяний и открывала уста даров.

Ф.Габриэль, Историография крестовых походов

 

 

В соответствии с уже сложившимся ритуалом религиозных завоевателей, церкви были превращены в мечети или в мусульманские учреждения. Оставаться в городе было разрешено только восточным христианам, поскольку они не были напрямую связаны с крестоносцами. Еврейской общине снова было разрешено разместиться в Иерусалиме, и евреи стали прибывать сюда из других городов Палестины и из диаспоры. Иеуда аль-Харизи, еврейский поэт, живший в Испании, посетил Иерусалим вскоре после мусульманского завоевания. Он оставил примечательное свидетельство, составленное в форме воображаемого диалога между автором и путешественником-неевреем:

 

 

- С какого же времени евреи живут в столице? - (спросил путешественник).

- С тех пор, как его завоевали мусульмане.

- А почему они не жили тут при христианском владычестве?

- Поскольку они обвиняют нас в богоубийстве, в том, что мы распяли их Бога, то они не переставали нас преследовать и бросать в нас камни с тех пор, как нашли нас здесь.

- Расскажите, при каких обстоятельствах (ваш) народ сумел сюда вернуться.

- Господь, ревностный к имени Своему, возымел сострадание к Своему народу и решил, что святыня не должна больше пребывать в руках сынов Исава и что сыны Якова не навсегда будут отлучены от нее. Итак, в году 4950 от сотворения мира (1190 г. н.э.) Господь поднял дух повелителя ишмаэльтян (Саладина), рассудительного и отважного человека, который пришел со всей своей армией, осадил Иерусалим, взял его и объявил по всей стране, что он впустит и примет всю расу Эфраима, откуда бы они ни пришли. Итак, мы пришли со всех концов света, чтобы поселиться здесь. Теперь мы живем здесь под сенью мира, и были бы очень счастливы, если бы не изнурительные внутренние распри между общинами и дух несогласия, царящий среди них до такой степени, что это место можно было бы назвать камнем преткновения.

Ф.Е.Петерс. Иерусалим

 

 

Рабби Иаков Парижский, другой еврейский путешественник, посетивший Иерусалим немного позже Иеуды аль-Харизи, был в восхищении от увиденного Кое-что в мусульманском Иерусалиме напомнило ему о том, что евреи когда-то правили в этом городе, - и это его особенно порадовало. Сильное впечатление произвел на него Купол над скалой.

 

 

Вокруг Краеугольного камня ишмаэлистские цари воздвигли прекрасное молитвенное здание и завершили его великолепным куполом. Здание находится на месте Святая Святых и святилища, а напротив мечети, в направлении к Алтарю, поставлены колонны, - кажется, это место наружного алтаря, находившегося во дворе Храма. Мусульмане собираются здесь толпами по своим религиозным праздникам и вереницами танцуют вокруг колонн, как это делали сыны Израиля во время празднеств, если позволено нам сравнивать святое с будничным.

Е.Адлер, Еврейские путешественники в средние века

 

 

Христиане Европы предприняли несколько неудачных попыток отвоевать Иерусалим у мусульман. Наконец в 1192 году Ричард I (Львиное Сердце) Английский подписал с Айюбидами договор от имени европейских держав, по которому христиане получили право совершать паломничество в Иерусалим. Межмусульманское соперничество последующих лет помогло христианам усилить свое положение в Иерусалиме: в 1229 г был подписан новый договор, разделявший город между мусульманами и христианами и, в сущности, оставлявший за мусульманами только Храмовую гору. Но усилия христиан снова заселить город не имели особого успеха, и через десять лет, когда срок действия договора закончился, им пришлось покинуть Иерусалим.

Айюбиды правили в Иерусалиме недолго. В 1244 году в город вторглись хорезмские турки. Через 16 лет он был снова опустошен, на этот раз татаро-монголами. Попытки Айюбидов восстановить свою власть в Иерусалиме не увенчались успехом: в 1260 году их династия была низвергнута восстанием бывших рабов - мамлюков. Мамлюки в течение многих лет увозили детей из этих регионов в Египет, где их насильно обращали в ислам и заставляли служить наемниками в армии Айюбидов. Через несколько десятков лет они уже преобладали в армии, усвоив обычай завозить в Египет детей из чужих стран, которые, выросши, становились солдатами или слугами. Свергнув своих господ-Айюбидов, мамлюки овладели не только Египтом, но и Палестиной, Сирией и, конечно, Иерусалимом.

ПЕРИОД МАМЛЮКОВ(1260-1517)

Мамлюки мало интересовались Иерусалимом и почти ничего не делали для его заселения. Однако Иерусалим продолжал оставаться религиозным центром мусульман и прибежищем для богословов всех мусульманских течений и сект. Население Иерусалима тогда составляло несколько тысяч человек, среди которых была лишь горстка евреев. Несмотря на то, что мамлюки проводили сравнительно либеральную политику по отношению к местному еврейскому меньшинству, большинство евреев после вторжения татаро-монголов бежали в северный город Шхем.

В 1267 г испанский еврей, рабби Моше бен Нахман (Нахманид) эмигрировал в Палестину. В знаменитом письме, адресованном своему сыну, он рассказывает о своих впечатлениях о Святом городе:

 

 

Да благословит тебя Бог, мой сын Нахман. Пишу тебе это письмо в Святом городе Иерусалиме. Что рассказать тебе о Стране? Она пуста и заброшена. Коротко говоря, чем святее место, тем оно пустее.

Иерусалим подвергся большему разрушению (при вторжении мамлюков), чем прочие города, и Иудея - больше, чем Галилея. Но несмотря на это разрушение, Страна все-таки благословенна. В Иерусалиме около двух тысяч жителей, из них триста христиан, спасшихся от меча султана. Евреев немного, потому что они бежали и некоторые погибли от меча. Живут здесь два брата, ремесленники-красильщики, которые покупают свои краски у хозяина. Люди приходят в их дом для молитвы и совершают там субботнее служение. Но нам удалось найти пустой дом, построенный на мраморных колоннах и имеющий прекрасную сводчатую крышу. Мы заняли его под синагогу. Ибо о собственности в этом городе ничего не знают, и любой, кто хочет взять себе пустой дом, может это сделать. Мы общими усилиями обставили этот дом и послали в Шхем за свитками Торы, которые были отосланы туда для сохранности.

Скоро синагога будет готова и в ней начнутся постоянные богослужения, потому что люди постоянно прибывают в Иерусалим - из дамаска, Алеппо и других частей страны, чтобы увидеть место, где стоял Храм, и плакать. Да пошлет нам Тот, Кто заставил нас видеть разрушенный Иерусалим, великую радость увидеть его отстроенным заново, чтобы вернулась сюда слава Его присутствия. И да будешь ты, мой сын, и твои братья, и родичи, сочтены достойными узреть радость Иерусалима и утешение Сиона.

Твой отец Моше бен Нахман, благословенна будь память праведников.

Н.Н.Глатиер, Еврейский читатель во времени в Вечности

 

 

В 1370 году Иерусалим был превращен в автономную провинцию, простирающуюся до Хеврона на юге. Дороги были опасны, повсюду царила бедность и продолжались преследования немусульман.

Тем не менее, в конце 15 века население города достигло 10 тысяч. Среди них было 100-150 еврейских семейств Итальянский еврейский ученый Овадия из Бертиноро, автор знаменитого комментария к Мишне, посетил Иерусалим около 1500 года и так описал свои впечатления:

 

 

Большая часть Иерусалима разрушена и опустошена, нечего и говорить, что стены вокруг города нет. Людей там, как мне говорили, примерно четыре тысячи мужчин с семьями, из них евреев - семьдесят. Только эти и остались, они - бедняки и никакой собственности не имеют. Вряд ли хоть у одного из них вдоволь хлеба. Сейчас, когда я пишу эти строки, тот, у кого есть запас хлеба на год, слывет в этих местах богачом. Много вдов, молодых и старых, принадлежащих к ашкеназской общине (выходцев из Восточной и Центральной Европы, Германии, Польши и России), и сефардов (евреев, чьи предки жили в Испании и Португалии), а также говорящих на других языках, - по семь женщин на каждого мужчину.

Конечно, здесь евреи не страдают от дурного обращения с ними ишмаэльтян. Те очень милосердны к иностранцам, особенно к тем, кто не знает их языка. И даже когда они видят много евреев вместе, они им не завидуют.

Все ветры мира собираются вместе и дуют в Иерусалиме. Говорят, что каждый ветер является сюда и простирается перед Богом в Иерусалиме, прежде чем отправиться туда, куда хочет. Благословен будь тот, кто знает правду!

Н.Н.Глатиер, Еврейский читатель во времени в Вечности

 

 

КРУПНЫМ ПЛАНОМ (1488)

Овадия из Бертиноро медленно идет в синагогу, размышляя о том месте, где он сейчас находится. Скоро рассветет и начнутся молитвы, но по изорванному плащу Овадии видно, что это путешественник, только что прибывший в Иерусалим. Он видит Иерусалим впервые и изумлен тем, что вообще находится здесь. Он благодарит Бога за это и старается обдумать все, что услышал вчера, когда добрался сюда после длинного и трудного путешествия.

Во дворе синагоги темно. Пронизывающий ветер дует в открытые ворота, и Овадия плотнее запахивает плащ, прикрывая дыры в своей одежде. Он дважды разорвал ее на себе вчера, когда приехал. Первый раз - когда на повороте дороги, поднимающейся из Бейт Лехема, перед ним открылся Иерусалим, и второй раз - когда впервые увидел издали развалины Храма. Эту разорванную одежду он будет носить много дней, чтобы она напоминала ему о его печали. Он глубоко взволнован тем, что находится здесь, в Иерусалиме, но он также печалится и оплакивает утраченную славу Иерусалима - Иерусалима тех дней, когда Храм возвышался над городом.

Дверь синагоги открыта, и Овадия входит внутрь. Длинное низкое здание поддерживается тремя невысокими столбами. Хотя и темно, он видит, что пришел сюда не первый. Два человека пришли раньше. Один из них - слепой, живущий в доме милосердия при синагоге. Со вторым он познакомился вчера. Он проводит в синагоге половину ночи (другую половину он сидит дома и вяжет). Он раввин, приехавший из Германии много лет назад. Прибыв сюда, он дал обет бедности и теперь ест только сырую свеклу и финики (за исключением субботы, конечно, когда он съедает немного хлеба). Увидев его в синагоге, Овадия невольно задается вопросом, чего тот ждет: начала утренней молитвы или, может быть, конца дней и спасения? А пока что он продолжает читать книгу при свете единственной свечи. Овадия приветствует обоих, потом садится и ждет. Ждет, погрузившись в размышления.

Сколько же месяцев прошло с тех пор, как он покинул свою родину, Италию? Девять, наверное. Он выехал из Неаполя в месяце Тамуз, а сейчас уже скоро Песах, месяц Нисан. Он думал, что будет добираться сюда целый год, - стало быть, он может быть доволен, что уже достиг цели своего путешествия. И, конечно, он увидел столько нового и встретил столько новых людей!

Синагога начинает наполняться. Теперь в Иерусалиме всего семьдесят семейств, но все мужчины соберутся здесь для молитвы. Все, кроме, конечно, тех, кто настолько болен, что не может выйти из дома. А тут, наверняка, много больных и умирающих. Город перенес страшный голод, и цены на хлеб так поднялись, что многим семьям пришлось от него отказаться. Не один лишь германский раввин в эти дни не ест хлеба.

Входя в темное помещение, люди подходят к Овадии и приветствуют его. По слухам, он великий ученый. Много лет он работал над комментарием к Мишне, и теперь его работа почти закончена. Похоже, что он завершит ее здесь, в Иерусалиме. Овадия будет украшением общины. Имя рабби Овадии из Бертиноро поможет общине занять принадлежащее ей по праву место центра учености еврейского мира.

В то время как Иерусалим страдает и вокруг города не стало больше стен, в то время как город беззащитен перед нападениями бедуинских разбойников, а все жители - евреи и неевреи - стали добычей вымогателей - мамлюков, египетских правителей, - приезд рабби Овадии из Бертиноро, конечно же, означает, что пришло время вознести хвалы и воздать благодарность Творцу.

И как только первые лучи зари освещают маленькое, темное помещение, в ту же минуту верующие, собравшиеся здесь, провозглашают свою несгибаемую веру "Шма Иcраэль", - поют они, и на короткое мгновение мир становится таким, каким должен быть Город занял свое законное место Иерусалим в мире с Богом.

ОТТОМАНСКИЙ ГОРОД (1517-1917)

Пока Палестина изнывала под властью мамлюков, на севере возникала новая империя. Оттоманская династия начала свой исторический подъем в конце тринадцатого века, в маленьком пограничном турецком эмирате. Он развивался медленно, постепенно захватывая соседние земли. В XV веке турки-османы, продолжая наступать и завоевывать новые территории, взяли непобедимый Константинополь.

В течение XVI века их экспансия продолжалась в южном направлении, и в 1516 г. Они смели армию мамлюков и завладели Египтом и Северной Африкой. Палестина пала в 1517 г., и оттоманский султан Селим получил ключи от Святого города. Сто лет спустя один из турецких сановников рассказал, как это было:

 

 

Когда Иерусалим принадлежал мамлюкам, все религиозные ученые и набожные люди вышли встречать (завоевателя) Селим-шаха. Они вручили ему ключи от мечети Аль-Акса и от Купола над скалой Господней. Селим простерся на земле и воскликнул: "Благодарение Богу! Теперь я владею святилищем".

Ст.Н.Стефан Элия Шеленби, "Путешествие в Палестину"

 

 

В стране было много людей, которые с надеждой и оптимизмом смотрели в будущее, представляя себе жизнь в составе динамичной, могущественной и честолюбивой Оттоманской империи. Среди них были и евреи. У них были все основания для оптимизма: Оттоманская империя абсорбировала большое количество еврейских беженцев, высланных христианской Испанией за четверть века до того, в 1492 г. Это была единственная страна, которая сознательно стремилась привлечь этих еврейских беженцев, и она хорошо обходилась с ними. И когда турки-османы завладели Палестиной, многие евреи увидели в этом Божье предначертание и приближение дней Машиаха. Возобновились мессианские чаяния, охватившие большую часть еврейской диаспоры, и пристальные взоры опять обратились к Сиону.

Оттоманский император Сулейман Великолепный (царствовал в 1520-1566 гг.) проводил в Палестине либеральную политику. Она выразилась в заселении больших городов страны, включая Иерусалим, национальными меньшинствами, для того чтобы сгладить сопротивление местных арабов оттоманскому правлению. И, как часть этой политики, всячески поощрялись еврейские иммигранты.

Сулейман проявлял особый интерес к Иерусалиму и восстановил стены вокруг города, чтобы защитить его от нашествия будущих захватчиков. Евреи отнеслись к этому проекту с горячим одобрением, особенно после того, как султан отдал под контроль евреев часть Западной стены, у которой они молились. Стены были воздвигнуты вокруг средоточия молитвенных мест, чтобы отделить его от квартала Муграби, где жили мусульмане.

Иосеф Коэн, современный еврейский историк, писал:

     

Когда иерусалимские стены были построены, султан Сулейман посетил город, чтобы посмотреть на работу и проверить, как выполнены были его приказания. Его удивило, что могила Давида на горе Сион была оставлена вне стен. Сулейман вызвал двух своих архитекторов и выразил недовольство: "Почему эта святая могила не находится внутри стен?" "Господин мой, - сказали архитекторы, - мы не знали, что могила Давида свята для мусульман, и потому мы оставили ее снаружи". В наказание за их невежество Сулейман приказал повесить архитекторов около Яффских ворот. Потом их похоронили на маленьком дворике внутри стен, и их имена были забыты потомством. Но посетители, проходя под Яффскими воротами, и сейчас могут увидеть две огороженные могилы под тень. Кипарисов, - последнюю дань уважения архитекторам, построившим иерусалимские стены.

З.Вильнаи, Легенды Иерусалима

     

 

В этом 1540 году Бог пробудил дух Сулеймана, и он решил построить стены Иерусалима, Святого города, в стране Иудеи. И он послал людей, которые построили стены и поставилив них ворота, как было прежде, и башни, как в былые дни. И слава его распространилась по стране, потому что совершил он великое дело. Да будет память Божия милосердна к нему.

Ф.Е.Питерс, Иерусалим

 

 

Работы над сооружением стены Сулеймана, теперешней стены вокруг Старого города, продолжались с 1537 до 1541 года, как свидетельствуют одиннадцать надписей, вырезанных на камнях, которые видны и сегодня. Шесть из современных ворот в Старый город тоже были сооружены в царствование Сулеймана.

Яффские ворота охраняют западный вход в город; Ворота Сиона и Мусорные находятся в южной стене. В восточной стене находятся Львиные ворота, а в северной - ворота Ирода и самые великолепные из всех - Дамасские. Седьмые по счету - Новые ворота - сооружены в конце девятнадцатого века. Это и есть знаменитые семь ворот Иерусалима, хотя есть и несколько других ворот, ведущих в город, которые теперь закрыты.

Сулейман, кроме того, что застроил район у Западной стены, отремонтировал мечети на Храмовой горе. Жена Сулеймана, Роксолана, также проявляла большой интерес к Иерусалиму. Она основала множество мусульманских учреждений, содержать которые должны были сборщики налогов в деревнях. Губернатор и его охрана сделали своей резиденцией цитадель Давида близ Яффских ворот.

КРУПНЫМ ПЛАНОМ (ок. 1552 г.)

Улицы города полны народа. Уже много лет здесь не бывало столько посетителей в один день. Всего пару десятков лет назад мало кто приезжал посмотреть на Иерусалим. Да и стимула не было приезжать. Это был пыльный провинциальный городок в отсталой бедной стране.

Но взгляните на него сегодня! Иерусалим надел свои праздничные одежды. Он сияет, он прекрасен; посетители заполнили его рынки и лавки. Большая их часть прибыла сюда специально для того, чтобы присутствовать при великом событии. Они прибыли с севера, по длинной дороге, ведущей из Стамбула, столицы империи, через Дамаск - в Иерусалим. Многие сановники проделали этот путь впервые.

Большие толпы собираются напротив Северных ворот. Они восхищаются их красотой. Эти ворота вправе соперничать даже с теми, которые можно увидеть в столице. Да это и неудивительно, потому что и высокие новые стены и ворота в них были созданы по рисункам архитекторов, присланных сюда из Стамбула по специальному приказу султана. Стены были выстроены за три года лихорадочной работы и почти полностью повторяли старинные формы.

Пройдем вместе с другими посетителями через большие северные - Дамасские - ворота, и мы увидим перед собой две длинные дороги, протянувшиеся на юг. Вместе с толпой поворачиваем немного вправо и по забирающей к западу дороге проходим в самое сердце города. Теперь мы в районе главных рынков. Остановитесь, закройте глаза. Вдохните глубоко. Да, первое здесь, чего нельзя не заметить, - это ароматы. Мы на большом рынке пряностей, где стоят десятки продавцов с большими мешками, наполненными разноцветными пряностями. Рынок процветает: эти пряности - самые дешевые в стране, поскольку оттоманские власти отменили налоги, чтобы поддержать местную торговлю.

На середине базара - шука, как его здесь называют, - резко сворачиваем налево и спускаемся вниз по узкой, заполненной людьми улочке, идущей на восток, к хлопковому рынку. Здесь шум и жара невероятные. Одни продавцы взбивают сырой хлопок, другие красят нити, третьи ткут полотно.

Но надо идти дальше. Главное событие дня еще не началось. Мы, как и другие посетители, пришли сегодня сюда не за покупками. Спускаемся по лестнице, ведущей к малым воротам во внутренней стене, и, проходя под ними, мы видим перед собой изумительное здание, чье блистательное обновление мы пришли отпраздновать. Великая мечеть, известная под названием Купол над скалой, открылась сегодня после реставрации и новой отделки.

Открытие - это важное дело. Толпа проталкивается вперед, восхищаясь мраморным убранством внутри мечети. Старых мозаик, потускневших за столько веков, больше нет, - прохладный белый мрамор распространяет свой ослепительный блеск на все вокруг. Иерусалим, город Бога, город Аллаха, вернулся к своим золотым временам. Так говорят посетители-сановники, а местные жители воздают хвалу Аллаху и благодарность великому султану Сулейману. С его помощью Иерусалим, знаменитый город ислама, будет продолжать свой предуказанный путь к величию.

ЗАКАТ ИЕРУСАЛИМА

Короткий период возрождения при оттоманском владычестве сменился периодом заката. В конце концов, Иерусалим был не более чем столицей провинции, и его правитель подчинялся другим правителям. Руководство муниципальными делами было в руках "кади" (мусульманских магистратов), под властью которых находились как мусульмане, так и немусульмане. Отсутствие турок-поселенцев, для которых Иерусалим вовсе не был предпочтительнее любого другого места, предопределило появление местной арабской аристократии, у которой были и деньги и власть.

Через некоторое время положение евреев в Иерусалиме стало ухудшаться. Хотя вообще османы и неплохо относились к еврейскому населению, исключительный статус Иерусалима как святого для мусульман города делал его лакомым куском для правителей стремящихся сохранить его исламский характер. В этом отношении османы не являлись исключением.

Когда османы стали править в Палестине, еврейская община жила в Цфате - маленьком городе Галилеи. Хотя у Цфата и не было собственной примечательной еврейской истории, город пережил настоящий культурный взрыв, привлекший сюда сотни ученых и мистиков. Тем временем в Иерусалиме от тысячи до полутора тысяч евреев занимали три района нынешнего еврейского квартала.

Еврейская община продолжала жить на денежные пожертвования (так называемая халука, что означает "распределение") диаспоры. За границу регулярно отправлялись специальные посланцы для сбора средств. Один из посланных оказался в центре самого примечательного мессианского эпизода в еврейской истории.

Евреи, молящиеся у Западной стены

Когда молодой ученый и мистик Шабтай Цви впервые появился в Иерусалиме в 1бб2 году, он произвел такое сильное впечатление на еврейскую общину, что его тут же назначили сборщиком халуки в Египте. Но Шабтай Цви, при поддержке пророка Натана из Газы, вскоре объявил, что он и есть долгожданный Машиах)">Машиах (Мессия), и довольно быстро добился поддержки многих общин диаспоры. Иерусалимские раввины очень скоро отвергли и даже отлучили Шабтая Цви, но это только создало напряженные отношения между разными еврейскими общинами во всем мире. Все эти страстные мессианские ожидания закончились тем, что Шабтай Цви перешел в мусульманство.

Но и переход Шабтая Цви в мусульманство не остановил накала мессианских страстей. Одним из поверивших, что долгожданный приход Мессии не за горами, был бывший ученик Шабтая Цви, которого звали рабби Иеуда а-Хасид. В сопровождении сотен своих учеников и последователей он уехал из Польши в Италию, а оттуда - в Палестину в надежде создать там преданную ему общину, которая будет молиться и заниматься изучением священных текстов. Он, вместе с тремя сотнями учеников, приехал в Иерусалим в 1700 году. Еврейское население города в то время составляло чуть больше тысячи человек. Большинство из них были сефарды, последователи же рабби Иеуды были ашкеназами. Таким образом, к иерусалимскому населению присоединилась новая группа евреев.

сenter>

Машиах у ворот Иерусалима. Из венецианской Агады XVII века

Прибыв со своими учениками в Иерусалим, рабби Иеуда а-Хасид занял деньги у местных мусульманских ростовщиков, чтобы купить небольшой участок земли, прилегающий к синагоге Рамбана, и начал строить синагогу и ешиву. Однако через несколько дней после приезда рабби Иеуда заболел и умер.

Сразу же после его смерти настали тяжелые времена для его последователей. Сефардская община относилась к ним с подозрением, потому что их руководитель был связан с Шабтаем Цви. Иерусалимские арабы как раз в это время восстали против константинопольских правителей из-за высоких налогов и быстро растущей коррупции. Маленькая ашкеназская община испытала сильное давление - от нее требовали, чтобы она вернула деньги, взятые в долг у мусульманских ростовщиков, с сорокапроцентной надбавкой. Гедалия, студент ешивы, так описывает трудности, с которыми столкнулась молодая община.

 

 

Ашкеназам очень сложно начать здесь торговлю, потому что мы не знаем языка. Евреи-сефарды говорят на ладино, арабы - на арабском, турки - на турецком. Немецкого языка не знает никто. И чем здесь можно торговать? Здесь, в Стране Израиля, действительно много вино, но турки и арабы не пьют ни вина, ни коньяка. Если еврей продаст арабу немного вина или коньяка и потом этого араба увидят пьяным, еврея посадят в тюрьму, побьют и оштрафуют. Арабы часто публично оскорбляют евреев. Если араб - почтенный человек, он не оскорбит еврея, которого встретит на улице. Но встречи с простыми людьми зачастую кончаются для евреев плохо. Мы не можем поднять руку на турка или на араба, потому что у них одна религия. Если кто-нибудь из них ударит еврея, еврей съежится и побредет дальше. Он всегда рискует быть избитым уже за одно то, что он открыл рот.

К.Вильгельм, Дороги к Сиону

 

 

Социальные и экономические проблемы влияли и на религиозные дела. Например, как известно, европейские евреи веками мечтали молиться у Западной стены. И теперь, в Иерусалиме, оказалось, что большинство из них не в состоянии платить высокие налоги, которые наложили власти за право собираться у Стены. Вместо этого они молились на Масличной горе или у Ворот милосердия (закрытые ворота в восточной части турецкой стены). Гедалия оставил яркое описание происходившего:

 

 

Ишмаэльтяне (арабы) увеличили высоту этой древней стены (Старого города), и она теперь очень высока. В этих новых стенах есть ворота, через которые можно взойти на Храмовую гору. Ишмаэльтянам разрешено ступать на то место, где находился Храм, а евреям (если только, от чего Боже избави, они не примут ислам) и другим народам - нет. Они (мусульмане) говорят, что ни одна религия не достойна восходить на это Святое место. "Сам Бог изгнал евреев, потому что они грешили. Он покинул их и избрал ишмаэльтян", - постоянно говорят они.

Накануне нового месяца, в день девятого Ава и в дни других постов (евреи) отправляются туда молиться, и хотя женщины громко плачут, никто не возражает. И хотя судья ишмаэльтян живет поблизости и слышит плач, он не сердится и никого не прогоняет. Иногда появляется какой-нибудь арабский мальчишка и начинает досаждать евреям, но ему дают мелкую монетку, и он уходит. Когда почтенный ишмаэльтянин или араб видят такое бесстыдство, он делает ребенку суровый выговор.

М.Бен-Дов и др. Западная стена

 

 

Когда в ноябре 1720 г стало ясно, что ашкеназы не смогут заплатить свои долги, разгневанные арабские ростовщики разграбили и разрушили их синагогу. В конце концов разгромленная община распалась. Большинство ее членов бежало в город Цфат, где уже была организованная ашкеназская община, другие бежали в Хеврон и Тверию. Более ста лет в Иерусалиме не было ашкеназской общины Ашкеназы, которые хотели посетить город, были вынуждены скрывать свое происхождение.

В начале девятнадцатого века население города, и в особенности еврейская община, сильно уменьшилось в результате бедности, эпидемий и стихийных бедствий (в конце восемнадцатого столетия количество евреев в Иерусалиме с 10 тыс. уменьшилось до 5 тыс.). Условия жизни в Иерусалиме были таковы, что рабби Авраам Калишер обратился к евреям, собиравшимся эмигрировать в Палестину, со следующим предостережением:

 

 

Много перемен и событий, много переживаний и горестей выпадут на долю каждого, кто приедет на эту землю, пока он приспособится к ней, будет радоваться ее камням, полюбит ее пыль, пока развалины земли Израиля станут ему дороже любого места за ее пределами и здешний сухой хлеб - вкуснее самых изысканных яств. Но это произойдет не за один-два дня, не за месяц и не за год. Много лет пройдет, прежде чем закончится привыкание - привыкание к истинной жизни.

К.Вильхельм, Дороги к Сиону

 

 

В девятнадцатом веке мусульманским и христианским общинам Иерусалима также приходилось нелегко. Оттоманские правители находились в Дамаске и Акре - далеких городах, которые не сумели бы оказать помощь Иерусалиму, если бы город подвергся нападению. Было мало воды, и поэтому жители иерусалимского округа почти не занимались сельским хозяйством, из-за чего продукты питания были здесь дороже, чем в других районах страны.

Мало кто из христиан, живших в Европе, решался совершить опасное паломничество в Иерусалим, а немногие, отважившиеся на это, привозили не самые лучшие отзывы. Знаменитый французский писатель Франсуа-Рене Шатобриан в октябре 1806 года провел в Иерусалиме четыре дня. Он рассказал следующее:

 

 

Земля, которая до сего времени еще сохраняла кое какую зелень, обнажилась, склоны гор стали круче и казались и более величественными, и более пустынными одновременно. Вскоре исчезла всякая растительность, исчез даже мох. Горы вокруг стали огненно-красного цвета. Мы уже час карабкались по этот унылому ландшафту, чтобы добраться до перевала, который мы разглядели впереди. Добравшись до него, мы еще час шли через голую равнину, засыпанную камнями. Внезапно в конце этой равнины я увидел линию готических стен с квадратными башнями по бокам, а позади них поднимались шпили зданий. У подножия стены показался лагерь турецкой кавалерии во всем ее восточном блеске. Гид закричал: "Аль-Кудс! Святой город!" и галопом помчался вперед.

Я застыл на месте, устремив глаза на Иерусалим, прикидывал в уме высоту его стен, перебирая исторические события - от Авраама до Готфрида Бульонского, раздумывая над meм, как изменился весь мир, и безуспешно искал глазами Храм. Если бы даже мне суждено было прожить тысячу лет, я все равно не забыл бы того, что и поныне, кажется, дышит величием Бога и ужасом смерти.

Ф.Е.Питерс. Иерусалим

 

 

ГОРОД МЕНЯЕТСЯ

Для Европы, Нового света и для Ближнего Востока начало девятнадцатого века было временем больших потрясений. Потеряв большинство своих колоний на американском континенте, Англия и Франция обратили свои взоры на Африку и Индию как на новые источники сырья и рабочей силы. Оттоманская империя разваливалась. Вышеупомянутые европейские державы, а также Россия, Пруссия и Австро-Венгрия, имевшие собственные интересы в этом регионе, предприняли попытки включить Палестину в сферу своего влияния. Они открыли свои представительства в Иерусалиме, посылали туда средства для поддержки христианских святых мест и для строительства новых церквей и общежитии для паломников.

По непонятным причинам начала расти также и еврейская община Иерусалима. В Восточной Европе евреи разделились на два лагеря. В одном были хасиды (течение внутри иудаизма, состоявшее из последователей учения мистика восемнадцатого века Бааль Шем Това), в другом были митнагдим (буквально - "противники" хасидизма), во главе которых стояли ученик рабби Элияу из Вильны. Оба руководителя подчеркивали исключительность Земли Израиля и особенно Иерусалима и поддерживали намерение своих сторонников предпринять опасное путешествие в Святую землю. Однако, ввиду особого положения Иерусалима, многие из их последователей оседали в северном городе Цфате.

Европейские державы были явно заинтересованы в благополучии местной еврейской общины. В Палестине не было ни англиканской, ни лютеранской общины, мусульмане были лояльны к османам, а местные христиане принадлежали к соперничающим группам. Покровительствуя местным евреям, западные державы могли, как они считали, завоевать их поддержку и опереться на них в регионе.

В письме, которое в 1834 году написал приехавший в Палестину из Баварии Иосиф Шварц, рассказывается о новых свободах, обретенных евреями в Иерусалиме:

 

 

И мы, приехавшие из Германии, и другие эмигранты из Европы, не являющиеся подданными турецкого султана… полностью избавлены от вышеупомянутых налого, также как и от других тяжких повинностей, которые он налагает на своих подданных. Мы, благодарение Богу, находимся под особым покровительством наших европейских консулов, и деспотические законы страны не имеют к нам никакого касательства. А ведь всего несколько лет назад еврей, одетый в европейское платье, мог подвергнуться на улице оскорблениям и рукоприкладству черни. Поэтому я, едва приехав в Палестину, счел необходимым немедленно переменить мою немецкую одежду на турецкую. Теперь европейских евреев встречают приветливо и почтительно. Я всегда появляюсь в суде в немецкой одежде, и меня принимают там как европейца, с особой почтительностью.

К.Вильхельм. Дороги к Сиону

 

 

В 1838 году Великобритания открыла свое консульство в Иерусалиме. Русские тоже проявляли интерес к укреплению связей с местной еврейской общиной и, предлагая евреям свое покровительство, имели для этого достаточно веские основания, поскольку множество новых еврейских иммигрантов, приехавших в Палестину, были выходцами из России. В 1840-х годах еврей Исайя Бардаки являлся одновременно русским и австрийским консулом.

Через несколько лет в Иерусалиме уже действовали консульства Соединенных Штатов Америки, Франции, Испании, Пруссии, Сардинии и многих других европейских стран. Нередко между консульствами возникало соперничество, и, как часто случается, оно было выгодно для населения. Так, например, первая почтовая служба в Палестине, открытая австрийским консульством в 1848 г, вскоре столкнулась с соперничеством французского, прусского и итальянского консульств.

Бывали и периоды плодотворного сотрудничества. В 1840 г. европейские державы, в результате соперничества своих консульств в оказании поддержки евреям, сообща добились полного равенства для всех евреев Оттоманской империи. В том же году Авраам Хаим Гагин был назначен первым сефардским главным раввином (лидером еврейской общины) Палестины. Получено было разрешение реставрировать существующие в Иерусалиме сефардские синагоги и вновь отстроить синагогу Хурва, строительство которой было начато более ста лет назад последователями рабби Иеуды а-Хасида. При ее освящении в 1864 г было отмечено, что это самая впечатляющая синагога в Иерусалиме.

Но был и еще один аспект возобновившегося интереса европейцев к евреям Иерусалима. Христианская община, в особенности же англиканская и лютеранская церкви, начали заниматься миссионерской деятельностью среди местных евреев, им удавалось соблазнить потенциальных отступников денежным вознаграждением и улучшением социального и медицинского обслуживания.

К середине девятнадцатого века все больше и больше людей с Запада и из Европы приезжало и обосновывалось в Иерусалиме. Иерусалим менялся.

Американский писатель-юморист Марк Твен в 1869 году посетил Палестину с большой группой туристов. При первом же взгляде на город им овладело глубокое волнение:

 

 

Наконец после полудня показались древние куски стены и осыпающиеся арки. Мы поднимались на один холм за другим, и каждый паломник и каждый грешник снимал шляпу, приветствуя Иерусалим.

Мы спешились и, не произнося никаких сентенций, около часа или больше смотрели, через широкую лежащую перед нами долину, на те характерные черты города, с которыми все люди знакомы по картинкам - начиная со школьной скамьи и до гробовой доски. Мы узнавали башню Ииппикус, мечеть Омара, Дамасские ворота, Масличную гору, долину Иеошафат, башню Давида и Гефсиманский сад.

Желания плакать не было. Слезы тут были неуместны. Мысли, которые внушает Иерусалим, исполнены высоты, поэзии и больше всего - достоинства.

Марк Твен, Простаки за границей

 

 

Впечатления Твена о внутреннем облике города несколько иные:

 

 

Улицы кривые, грубо и плохо вымощенные булыжником. Над нижними этажами многих домов нависают узенькие балконы, и я несколько раз видел кошек, прыгающих (с одного на другой). Я упоминаю об этом, чтобы дать понять, насколько узки улицы. Если кошка может ее перескочить без всякого труда, то уже необязательно сообщать, что для экипажей они слишком узки. Такие средства передвижения не смогут проехать по Святому городу. Лохмотья, нищета, бедность и грязь - в изобилии. Прокаженные, калеки, слепые и идиоты пристают к вам на всех перекрестках… (Невозможно себе представить) такое количество искалеченного, уродливого и больного человечества, которое толпится на святых местах и в воротах… Иерусалим уныл, мрачен и безжизненен. Я бы не хотел тут жить.

Марк Твен, Простаки за границей

 

 

(середина XIX века)

Ну КОНЕЧНО ЖЕ, Я БЫЛ ПРАВ. Когда я беседовал с вами в последний раз, я предсказал, что евреи никогда не получат своего города обратно. И вы только посмотрите, насколько я был прав. Моя служба продлилась семнадцать столетий, и, можно сказать, единственным народом, который так и не стал управлять городом, были евреи. Все здесь перебывали - какие хочешь христиане, мусульмане... Иногда кажется, что один только народ здесь так и не побывал - евреи.

Иерусалим стал другим. Откровенно говоря, я и не помню, каким он был раньше. Теперь это мусульманский город, а те части, в которых не живут мусульмане, теперь христианские. Я смутно помню, как отец повел меня, маленького мальчика, посмотреть на Храм. Но Храма давно нет, две большие мечети стоят на его месте уже больше тысячи лет. Всюду одни мечети и церкви, а синагог для евреев совсем мало, а те, что есть, - маленькие, нищенские. Да это и неудивительно: на нынешних евреев здесь даже смотреть неохота. Они крадутся по улицам Иерусалима, словно главная молитва их о том, чтобы стать невидимыми, и даже в собственном квартале они себя ведут совсем не так, как потомки гордого и сильного народа, которому две тысячи лет назад принадлежал этот город.

Конечно, порицать их за это, наверное, нельзя. Чудо, что они вообще есть ту, после всего, что выпало им на долю. Но они - все еще здесь. Вообще-то они были тут почти всегда. С ними никогда особенно хорошо не обращались, они всегда были граждане второго или третьего сорта, но все-таки они здесь. Я часто пытаюсь представить себе каково это, когда тебя с трудом терпят в том месте, которое было твоим домом. Евреи объясняют, что понесли наказание за свои грехи. Могу только сказать, что, видно, у них какие-то очень уж особые грехи, раз они отвечают за них так долго. У меня тоже есть грехи, я признаю, но я был бы здорово огорчен, если бы наказание за них длилось две тысячи лет. Они всегда были очень странные, эти евреи, я так никогда и не умел их понять. Они видят вещи не так, как все люди, и это для них плохо кончается. Я говорю - надо плыть по течению. Вот посмотрите на меня. Когда город христианский - я христианин, а когда новый прилив, и у власти мусульмане, я просто веду себя, как один из них. И могу сказать вам, что многие поступают так же, как я.

Это, конечно, сохранило мне службу, но статуса моего это не повысило. Печальный факт: очень невысок был статус здешнего стража последние несколько столетий. Тут себе репутации не создашь. Иерусалим - это интермедия, нечто вроде воспоминания. Был момент - лет триста назад, когда турки-османы построили новые стены. И тогда я подумал, что наконец-то город отряхнет с себя пыль и оживет. Но недолго это продолжалось. И вот я застрял тут, в этом тусклом, полузабытом городе древнего Востока, в то время как в современных городах Запада все стремятся завоевать положение в обществе. Я родился не в то время, не в том месте - вот это верно. Думаю, что место этого города - в самом конце, как какой-нибудь сноски в книге по древней истории. Все в прошлом, будущего нет, - и это история моей жизни.

СЛОВАРЬ

Декоративный камень
из стен Старого города
(ок. 1540г.)

АББАСИДЫ

Арабская династия, происходящая от Аббаса (ум. в 613 г. н.э.), дяди Магомета. Династия калифов, столицей которых был город Багдад. Господствовала в мусульманском мире с 749 по 1258 г.

АЙЮБИДЫ

Исламская династия, правившая в Египте и Сирии с 1171 по 1250 г. Салах ад-Дин (Саладин), основатель династии, завоевал Иерусалим в 1187 г.

АЛЬ-АКСА, МЕЧЕТЬ

Древняя мечеть на южной стороне Храмовой горы. Третья по значению святыня мусульманского мира.

АЛЬ-ХАРИЗИ, ИЕУДА БЕН-ШЛОМО

Испанский поэт и переводчик (ок. 1170 - 1235), еврей по происхождению, объездивший многие страны Средиземноморского бассейна. Рассказ о его путешествиях - важный источник информации о жизни в Эрец Исраэль в средние века.

БААЛЬ ШЕМ-ТОВ (ИСРАЭЛЬ БЕН-ЭЛИЭЗЕР), "НОСИТЕЛЬ ДОБРОГО ИМЕНИ" (ок. 1700-1760)

Основатель хасидского религиозного движения, которое отдавало предпочтение молитве от всего сердца, радости и благочестию.

БЕДУИНЫ

Арабы-кочевники. Слово "бедуин" означает буквально "живущий в пустыне".

ВИА ДОЛОРОЗА

Дорога в Иерусалиме, по которой, как считается, Иисус прошел с крестом к месту своего распятия.

ВИЗАНТИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ

Государство, наследовавшее Римской империи (иначе называемое Восточная или Восточная Римская империя). Получила название по имени столицы, древнего города Византии, который в 330 году н. э. был переименован в Константинополь.

ЕЛЕНА (ок. 248 - ок. 328 гг. н.э.)

Мать императора Константина Великого. Будучи набожной христианкой, Елена посвятила свою жизнь поискам в Иерусалиме мест, связанных с жизнью Иисуса, и построению на этих местах святилищ и церквей.

ИЕРОНИМ (342 - 420 гг. н.э.)

Один из лидеров раннего христианства, известный своим переводом Библии на латинский язык (Вульгата).

КААБА

Святилище в форме куба в арабском городе Мекка, содержащее святой Черный камень. Кааба - главное святилище ислама.

КАЛИФЫ

Духовные наследники Магомета, правившие в мусульманском мире.

КОРАН

Священная книга ислама, содержащая, как верят мусульмане, подлинную запись того, что Бог передал Магомету.

КУПОЛ НАД СКАЛОЙ

Восьмиугольная мечеть, сооруженная в центре Храмовой горы, на месте, где раньше стоял Храм. Огромный золоченый купол этой мечети выделяется на фоне иерусалимского неба.

НАХМАНИД (МОШЕ БЕН-НАХМАН; 1194-1270)

Испанский талмудист, мистик и комментатор Библии. Переехал в Палестину в 12б7 г.

ОМЕЙЯДЫ

Первая исламская династия, основанная в 660 г. н. э. после смерти калифа Али. Омейяды господствовали в исламском мире до 749 г., когда их сменили Аббасиды.

СИНАГОГА РАМБАНА

Синагога в еврейском квартале Старого города в Иерусалиме, основанная Нахманидом.

СИНАГОГА ХУРВА

Синагога в еврейском квартале Старого города в Иерусалиме, сооруженная в XIX веке на руинах (хурва на иврите) синагоги, принадлежавшей последователям Иеуды а-Хасида. Синагога Хурва была разрушена в 1948 г. арабским легионом.

ФАТИМИДЫ

Династия калифов, столицей которых был город Дамаск. Они утверждали, что происходят от Фатимы, дочери Магомета. Фатимиды властвовали в Иерусалиме с конца девятого века до победы крестоносцев в 1099 г.

ЦЕРКОВЬ ГРОБА ГОСПОДНЯ

Этой церковью отмечено место, где произошло распятие и погребение Иисуса. Впервые была воздвигнута на этом месте византийцами в ЗЗО г., несколько раз была разрушена войнами, пожарами и землетрясениями. Нынешняя церковь относится ко времени крестоносцев.

ЭЛИЯУ БЕН-ШЛОМО ЗАЛМАН ИЗ ВИЛЬНЫ (1720-1797).

Еврейский ученый и руководитель поколения, известный также как Виленский Гаон, т.е. "Гений Вильны". Был открытым противником хасидизма.

ЮЛИАН-ОТСТУПНИК (ок. 331-ЗбЗ). Римский император, пытавшийся возродить язычество как официальную религию империи после того, как Константин Великий принял христианство.

Во дворе синагоги темно. Пронизывающий ветер дует в открытые ворота, и Овадия плотнее запахивает плащ, прикрывая дыры в своей одежде Он дважды разорвал ее на себе вчера, когда приехал Первый раз - когда на повороте дороги поднимающейся из Бейт Лехема, перед ним открылся Иерусалим, и второй раз - когда впервые увидел издали развалины Храма Эту разорванную одежду он будет носить много дней, чтобы она напоминала ему о его печали. Он глубоко взволнован тем, что находится здесь, в Иерусалиме, но он также печалится и оплакивает утраченную славу Иерусалима -Иерусалима тех дней, когда Храм возвышался над городом.


Источник: http://machanaim.org/history/jerusalem/jer_3.htm


Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое

Поздравления для брата короткое